«Горячая» телефонная линия
 
+375 225 71-60-59
+375 225 71-60-46
+375 225 71-60-56
+375 225 71-60-49
Работает ежедневно
с 8.00 до 12.00
с 12.30 до 16.30

Реализация Декрета Президента Республики Беларусь от 23 ноября 2017 №7

Действующие санитарные нормы, правила и гигиенические нормативы

Комиссия по противодействию коррупции

Единый интернет-ресурс для информирования юридических лиц и индивидуальных предприятий


  03.11.2014 В центре гигиены и эпидемиологии прошел семинар нехимические зависимости

Нехимические зависимости. Профилактика. (о семинаре)

Как известно, в основе любой аддикции  лежат личностные проблемы и дефицитарность психики аддикта (дефицит самооценки, уверенности в себе, успехе, любви, понимании, контроле, свободе и т. д.). Дефицит дети и подростки пытаются компенсировать, используя своеобразные механизмы психологической защиты в виде формирования аддиктивного поведения: кто-то может начать употреблять психоактивные вещества (алкоголь, наркотики), а кто-то станет интернет-зависимым. Проблеме  аддиктивного поведения у подрастающего поколения и был посвящен семинар «Нехимические зависимости. Профилактика», проходивший на базе  УЗ «Бобруйский зональный центр гигиены и эпидемиологии» 30 октября 2014г  для преподавателей и классных руководителей 5-9-х классов общеобразовательных школ города.

О видах, закономерностях развития нехимических аддикций в своем выступлении говорила заведующая филиалом «Бобруйский межрайонный психоневрологический диспансер» Хорошавка Е.А.: «Любое  увлечение, при котором объект увлечения или деятельность становится определяющим вектором поведений человека, оттесняющим на второй план или полностью блокирующим любую иную деятельность, и входит в состав аддиктивного, патохарактерологического типа девиантного поведения. Нехимические аддикции часто сочетаются с другой психической патологией: аффективными расстройствами,  расстройствами личности, неврозами и химическими зависимостями.

Так, например, длительное пребывание человека в невротическом состоянии может способствовать развитию какой-либо нехимической аддикции, которая  в данном случае выступает в качестве психологической защиты. Психика человека, ставшего полностью зависимым от виртуальной  игры, начинает меняться кардинальным образом. Игрок начинает путать виртуальный мир с реальным. Настоящий и живой мир начинает вызывать у него негативные эмоции такой силы, что окружающим его людям становится страшно. Как же: реальный мир не может ему дать того, что он имеет в виртуальном мире. Получается, что игроман перестает нуждаться в перерыве во время игры, а если перерыв необходимость заставляет сделать, тем сильнее у него желание вернуться опять в игру.

Самое главное — это постараться отвлечь игромана от игры любыми доступными средствами. Эффективным может стать разговор о будущем, о том, что отдать жизнь онлайн-игре просто бессмысленно!

Говоря о психологических особенностях проблемных гемблеров (патологическая склонность к азартным играм ) это- потеря контроля за собственным поведением, причем это касается всех вариантов гемблинга — от игры на тотализаторе до игровых автоматов . Хотя болезненная страсть к азартным играм чаще наблюдается у мужчин, у женщин эта аддикция принимает более тяжелые формы. Женщины втягиваются в опасное увлечение в три раза быстрее и тяжелее поддаются психотерапии. Лица, участвующие в игре, сравнительно часто злоупотребляют алкоголем и другими ПАВ, то есть включаются в комбинированные формы аддиктивного поведения. Для «игроков» типичны трудности межличностных отношений, частые разводы, нарушение трудовой дисциплины, частая смена работы.

Дети же в силу возраста и большей эмоциональности зачастую не могут отдавать отчета о своих действиях и, увлекаясь игрой, могут потратить на нее не только все свое время, но и деньги родителей.»

Тарабуев Ю.Д., начальник отдела консультаций Инспекции Министерства по налогам и сборам РБ по г.Бобруйску в рамках своего выступления по вопросу  государственного регулирования в сфере игорного бизнеса подчеркнул, что: « Проблема усугубляется тем, что в процессе игры в ряде случаев возникают расслабление, снятие эмоционального напряжения, отвлечение от неприятных проблем, и игра рассматривается как приятное времяпрепровождение. На основе этого механизма постепенно наступает втягивание и развивается зависимость. Когда начинается игра, болезненный игрок попадает в измененное состояние, время для него перестает существовать, его личность охватывает азарт, который вытесняет из сознания все разумные мысли, игрок в этот момент зомбируется, он теряет способность к конструктивным осознанным решениями. Поведение игрока в этот период диктуется азартом, и больше ничем! Как правило, игрок мысленно ставит себе барьер той суммы, больше которой он собирается не проигрывать. Если приходит выигрыш, то если не сразу, то в ближайшее время он буде проигран весь или почти весь. Если происходит проигрыш, то игрок обязательно переступает этот барьер. После проигрыша (неминуемого!) развивается тяжелая депрессия, настолько болезненная в поздних стадиях зависимости, что очень часто она доводит до самоубийства. Со временем болезненный игрок проигрывает больше, чем зарабатывает, влезает в долги. Чем безнадежнее долги, тем больше искушение отыграться.»

В последнее время проблема азартных игр приобрела исключительно важное социальное  значение в связи с повсеместным распространением денежных игровых автоматов, открытием множества казино. Все они красиво оформлены, что способствует усилению суггестивного эффекта легкой возможности выигрыша за короткое время. В связи с этим  в 2013г. Министерством по налогам и сборам  РБ утвержден план мероприятий  по минимизации воздействия азартных игр на население, что позволит взять проблему под  контроль.

В последние годы проблема зависимости от религиозных организаций получила широкое распространение в связи с расширением деятельности самых разнообразных религиозных структур, в том числе и тоталитарных религиозных сект. Руководитель миссионерского дела Бобруйской  Епархии, Иерей Никодим отметил в своем выступлении: «Хотя религиозная аддикция может развиться в рамках любой конфессии, наибольшим аддиктивным потенциалом, безусловно, обладают секты, причем секты тоталитарные, применяющие разнообразные психотехники при вербовке неофитов и во время проведения религиозных ритуалов. Большая часть людей попадает в секты в состоянии психологического кризиса, отчаянья. Секты используют именно это состояние, чтобы «помочь» человеку реализовать потребность заполнить душевный вакуум, снизить тревогу, обещая быстрое и окончательное решение вопросов. Все сводится к регулярному посещению собраний или выполнению мистических практик.  Семья, дети, друзья – все становится второстепенным, от чего даже можно отказаться.  Свободное время посвящается изучение религиозной литературы или обрядам (медитациям, молитвам и пр.). Больной становится некритичен к собственному состоянию.  Попытки поговорить и  отстранить его от влияния религиозной группы воспринимает враждебно и крайне негативно.

Основная причина таких глубоких изменений в психике лежит в технологиях зомбирования. Когда изначально, находясь в состоянии  повышенной внушаемости, человек подвергается воздействию мощных, часто деструктивных приемов и психотехник.  И здесь не только, применяемые в различного рода восточных мистических сектах медитации и другие приемы (депривация сна, гипервентиляция, одурманивающие вещества, вегетарианские посты, голодание и пр.), но и «беседы» пасторов и прочих попов «о жизни», которые построены по специальной методике профессиональной вербовки. Главной задачей всех религиозных лидеров является переключить внимание адепта на свои религиозные ценности. Затем монополизировать (забрать) все его время. А целью – конечно же, сделать его карман своим.»

Семья является первичным звеном социализации ребенка - до определенного возраста он воспринимает окружающий мир через существующие в семье установки и ценности. А.М. Широкая, психолог УЗ «Бобруйский зональный центр гигиены и эпидемиологии» говорила о том, что : « Неправильное воспитание в семье( гипопротекция, потворствующая гиперпротекция, доминирующая гиперпротекция), участие в играх родителей, знакомых, стремление к игре с детства (домино, карты, монополия и т. д.), вещизм, переоценка значения материальных ценностей, фиксированное внимание на финансовых возможностях, зависть к более богатым родственникам и знакомым, убеждение в том, что все проблемы можно решить с помощью денег- это факторы, предрасполагающие к гемблингу. О типах воспитания подробнее: гипопротекция (гипоопека)-при таком воспитании подросток растет без достаточного надзора и опеки и при полном безразличии семьи к его интересам, увлечениям, планам, полностью предоставленным самому себе, даже если материальная сторона его жизни обеспечивается. При скрытой гипопротекции контроль осуществляется формально. В некоторых случаях гипопротекция носит потворствующий характер, когда недостаток надзора сочетается со вседозволенностью для подростка за пределами дома - его не наказывают за проступки и защищают.

Потворствующая гиперпротекция (воспитание по типу «кумира семьи») выражается в обожании, немедленном удовлетворении желаний ребенка, восторгах, преувеличении качеств ребенка, стремлении родителей окружать ребенка повышенным вниманием, защищать даже при отсутствии реальной опасности, постоянно удерживать около себя, "привязывать" детей. В основе лежат чувства беспокойства и тревоги матери, которые она передает (психологически заражает) ребенку. Это порождает тревожность, зависимость, несамостоятельность, инфантилизм, неуверенность в себе, избегание риска, неумение самостоятельно преодолевать трудности, противоречивые тенденции в формировании личности, отсутствие своевременно развитых навыков общения. Такие дети и подростки привязаны к близким взрослым, друзьям (созависимое поведение). За счет этой привязанности снимается тревога и обретается уверенность. Когда связь с объектом созависимости ослабевает или разрушается, тревога повышается и для ее снижения дети и подростки прибегают к аддиктивному поведению.  

Доминирующая гиперпротекция (гиперопека) - чрезмерный контроль за поведением, целая система постоянных запретов, полная невозможность принимать самостоятельное решение, третирование подростка как ребенка. Это подавляет у подростка чувство ответственности, лишает всякой самостоятельности, не приучает разумно пользоваться свободой. Такой ребёнок может вырасти пассивным агрессором, он демонстрирует родителям покорное поведение, но мечтает нарушить запреты и реализовать мечты. В какой-то момент у таких подростков резко обостряется реакция эмансипации, в результате чего сразу нарушаются все родительские запреты.

Семья — это то место, где можно собираться вместе без оcобых случаев, праздников и проводить вместе время, это безопасное место, в которое можно вернуться, когда что-то не получилось,  где примут, выслушают, поддержат, посоветуют как выйти из тупика. Быть  щедрыми  на внимание, любовь, время, общение – главная задача родителей»

Социальный педагог ГУО «Средняя школа №28 г.Бобруйска» Бобкова Е.В. предложила слушателям варианты альтернативного проведения досуга  как метод  профилактики аддиктивного поведения, но вместе с тем  высказала и несколько слов в защиту современных телекоммуникаций: «Компьютеры и интернет прочно вошли в нашу жизнь и стали незаменимыми помощниками в учебе и работе и даже частью  досуга. И, несмотря на то, что появляется всё больше данных о негативном влиянии компьютера и интернета на психику и физическое здоровье, нельзя утверждать, что компьютерные игры и интернет должны быть исключены из жизни детей и подростков. Не все игры плохо влияют на психику, некоторые способствуют развитию познавательных и моральных качеств. Родители должны следить за тематикой игр и выбирать игры, в которых нет насилия, убийств и жестокости, следить за тем, чтобы подросток домашние задания выполнял, не пользуясь готовыми ответами из интернета, так как это подавляет познавательную мотивацию.

Мир вокруг красочный и интересный. Ничто не может заменить живого общения. Игра  в футбол,  набег в бассейн или просто поход - всегда есть альтернативный досуг!»

© 2010, УЗ «Бобруйский зональный центр гигиены и эпидемиологии»